Но если отсутствуют как представление о конкретной экономике, так и теоретические инструменты, то это значит, что отсутствует всякая возможность познания действительности. Антиномия вообще не осознается; сама методика в одно и то же время и неисторична, и нетеоретична.

При этом зачастую может присутствовать искреннее желание глубже проникнуть в смысл действительных явлений и процессов, выйти за пределы простой констатации отдельных фактов. Однако всякий раз, как "понятийные экономисты" обращаются к изучению не предмета, а понятия, они вместо реальности обнаруживают сконструированные ими же схемы, ничего общего не имеющие с действительностью. Вместо того чтобы искать и находить в видимом хаосе фактов внутренний порядок и взаимосвязь, они создают наряду с ним хаос понятий.

Так эти экономисты запутывают сами себя обстоятельными, но бесполезными спорами о категориях и понятиях — достаточно вспомнить о дискуссии между "универсалистами" и "индивидуалистами", — в то время как конкретная хозяйственная жизнь с ее неисчерпаемым множеством проблем проходит стороной.