Стоит ему ограничиться только первым либо только вторым, как экономист-теоретик утрачивает связь с реальностью. Если, например, он подойдет к вопросу о том, какие силы регулируют производство, чисто исторически, задавшись целью выяснить, допустим, почему в современной Англии земля и рабочие находят себе в различных сферах строго определенное применение, и попытается решить поставленную задачу методом непосредственного наблюдения, то он установит множество фактов, но не выявит никаких зависимостей. Ему не удастся мысленно постичь действительность.

Он увидит хаос из отдельных деталей — отдельные предприятия, отдельные поля, отдельные хозяйственные решения, но не реальную действительность, являющуюся их взаимосцеплением.

Экономист может подойти к тому же вопросу с общетеоретических позиций. В таком случае он вычленит проблему из ее исторического контекста.

Теперь он будет видеть перед собой не современную Англию, Германию или конкретные вспаханные поля, а лишь мысленную модель. Возможно, он установит абстрактные взаимосвязи, но реальность ускользнет от его взора, хотя и иначе, чем в предыдущем случае.

Дело в том, что для него будет закрыто многообразие исторически конкретных форм и отдельных фактов.