Хотя первоначально используемые понятия, заимствованные из повседневного опыта, например "экономика", "народное хозяйство", "производство", "заработная плата", несовершенны, на первых порах достаточно и их. Это костыли, которые позже можно будет отбросить. Формулировать научно мы сможем, лишь когда углубимся в предмет.

Тогда и только тогда можно будет решить, какие понятия вообще пригодны и какие новые, сугубо научные понятия следует ввести. Следовательно, мнение, согласно которому наука должна начинаться с дефиниций, так как онаде изначально оперирует понятиями, не выдерживает критики; оно просто вредно. (Здесь, в начале, я могу лишь "вывесить" этакий "предупредительный плакат".

Из дальнейшего хода наших рассуждений станет ясно, сколь губительно было бы не обратить на него внимания. ) Столь же мало, как вопрос о дефинициях, подходит для начала вопрос о сущности экономики, "капитализма" или о "кризисе капитализма".

Задаваясь подобными вопросами, наука впадает в глубокомыслие и спекуляции и точно так же упускает из виду реальную экономику.

Ложным является и такой метод, при котором, даже не определив собственной позиции, исходят из ранее сформулированных в науке точек зрения в надежде, что при помощи нескольких замечаний одобрительного или критического порядка можно будет двинуться дальше.

Наука, равно как и ранее высказанные суждения, наполняется жизнью только благодаря непосредственным постановкам вопроса, вытекающим из наблюдения конкретной действительности.