Напряжение, которым проникнута антиномия, должно быть выражено в предельно заостренной форме: исторический характер проблемы требует созерцания, интуиции, синтеза, понимания, вживания в индивидуальное существование; общетеоретический ее характер требует между тем рационального мышления, анализа, работы с мысленными моделями. Здесь жизнь, там рацио.

Как согласовать то и другое, живое восприятие и теоретическое мышление?

Как охватить проблему во всей ее исторической специфической полноте и постоянной изменчивости и в то же время, придав ей всеобщую форму, сделать доступной для теоретического исследования? Мы описали первую, но не единственную главную проблему национальной экономии. День за днем сталкиваясь с нею, люди не могут одолеть ее при помощи одного только житейского опыта.

Между тем, как только наука пытается подняться над повседневным опытом, ее настигает своеобразный рок. Сколь бы настоятельно, причем по праву, ни требовали от нее решить эту проблему, уже в процессе ее осмысления наука встречается с серьезнейшими трудностями. При этом антиномия в последние десятилетия ощущается еще более явственно, чем прежде.

Историческое развитие привело не только к тому, что ускорилась трансформация институтов, а потому ярче обозначилась историческая изменчивость проблемы, но и к тому, что усложняется структура общественного хозяйства, так что все рельефнее обнаруживается необходимость теоретического анализа.