Все усиливающаяся математизация экономической теории действует в том же направлении, хотя в принципе это не должно быть так. Ее посылки, будучи формально корректными, зачастую имеют очень мало (или не имеют ничего) общего с реальной экономикой.

С этим нередко связан упадок собственно экономико-теоретического мышления, которым многие классики владели гораздо лучше, чем многие современные ученые. Тенденция чистого мышления к отдалению от конкретного предмета сегодня все более ощутима; беспечность, с которой игнорируются исторические факты, препоручаемые историкам, порой просто поражает от в чем одна из причин, по которой экономическая теория конкретных актуальных проблем не дает того, что она должна была бы давать; потомуто и все возрастающий поток теоретической литературы не приносит ожидаемой отдачи.

Необходимо многое переосмыслить. Иначе в качестве ответной реакции возникает эмпиризм, который будет ратовать за простое описание возможно большего числа фактов, как это, например, можно со всей отчетливостью наблюдать в Америке. Поэтомуто переосмысление должно означать движение не в сторону такого эмпиризма, который тоже не стремится понять действительность в ее взаимосвязях, а в направлении национальной экономии, осознающей и преодолевающей эту антиномию.

То обстоятельство, что дуализм теоретической и исторической национальной экономии чреват опасностью упустить из виду хозяйство, подмечено уже давно, но не было должным образом объяснено.