Национальная экономия не может решать свои вопросы столь простым способом.

Многие экономисты не осознают решающей важности задачи, которая стоит перед ними в связи с повседневным опытом, И в методологической литературе ее, как правило, обходят стороной или обозначают весьма бегло, так что обычно остается в тени ее фундаментальное значение. Подчас групповых идеологий как таковых попросту не замечают, как и мощных центров власти, действующих под их прикрытием.

В этом наиболее роковым образом проявляется отчужденность экономистов от действительности.

Ибо чем сильнее групповые идеологии, тем меньше на них обращают внимания. Бывает и так, что кое-какое представление о групповом интересе имеется, более того, ученый даже открывает то здесь, то там те или иные его следы, однако не замечает, что они присутствуют повсюду и что сам он постоянно рискует оказаться в плену этого интереса. Но если наука и идеология, выражающая чьи-либо интересы, сливаются воедино, то первая утрачивает свою ценность, тогда как влияние второй укрепляется.

Наконец, бывает и так: вслед за Марксом или современной философией экзистенциализма в духовной жизни усматривают всего лишь рефлексию жизненной ситуации.