Но даже абстрагируясь от подобных исторических ситуаций, заметим: история всегда в определенном отношении тождественна экономической обыденности, даже в такие времена, когда наибольшее внимание привлекают политические события большого масштаба, как, например, в кромвелевской Англии или наполеоновской Европе.

И всегда — даже в такие времена — хозяйственная повседневность важна для современников. Однако если повседневная хозяйственная практика является фрагментом общеисторического бытия соответствующей эпохи, то и вопрос об ее взаимосвязях должен рассматриваться подобающим образом, т. е. как вопрос исторический.

Хозяйствование надлежит понимать в контексте соответствующей исторической ситуации: спартанцев — в контексте спартанского государства, англичан XVII в. — в связи с событиями того столетия, сегодняшнее хозяйствование — через призму ситуации нашего времени. Выше мы задавались вопросом, отчего одно поле засевают табаком, другое — пшеницей, а третье — сахарной свеклой.

Поставь мы этот вопрос в Германии в 1941 г., отвечать на него вследствие полностью изменившихся условий в сельском хозяйстве пришлось бы совершенно иначе, чем в 1925 или 1913 г., либо в нынешней России, современной Англии или в Соединенных Штатах.