Поэтому-то история национальной экономии последних десятилетий и характеризуется возникновением и исчезновением сект. Появляются все новые пророки, которые выступают по видимости с весьма радикальных позиций, обостряя постановку вопроса о сущности "экономики", "народа" или "науки".

Они ощущают себя первопроходцами, не замечая того, что на самом деле они выступают как эпигоны древнего заблуждения.

Если их тезисы созвучны духу времени, они пользуются временным успехом.

Однако вскоре их оттесняют новые пророки точно так же, как когда-то они сами оттеснили прежних. Nomina sunt odiosa . Сражения сект друг с другом ведутся с той же ожесточенностью, что и религиозные войны.

Слова и дефиниции становятся лозунгами, атмосфера в науке делается невыносимой, так что дилетант имеет все основания для изумления по поводу отнюдь не радующей глаз сумятицы вокруг лиц и "систем".

На сей счет сетовали уже не раз.

Однако для того чтобы искоренить зло сектантства, мы должны знать, от куда оно проистекает.

Оно возникает, как нам теперь ясно, из основного заблуждения "понятийной" национальной экономии.