Иначе говоря, теоретический анализ — это не что иное, как полное напряжение мышления.

О том, что мышление помогает установить связь между вещами, знает и далекий от науки человек, который для этой цели постоянно, но не систематически прибегает к помощи мышления. Благодаря научно-теоретическому мышлению человек получает способность, по словам Лотце, "превратить данную рядоположенность во взаимосвязанную целостность". Он обретает способность делать умозаключения всеобщего характера — истинные и превосходящие по глубине суждения обыденного сознания.

Следовательно, необходимо попытаться сформулировать первую главную проблему как общетеоретическую.

Причем это необходимо сделать изначально. Теоретическая постановка вопроса не является итогом науки, и теоретические положения, которые нам следует сформулировать, вовсе не должны представлять собой "квинтэссенцию опыта".

От этого весьма распространенного предрассудка хотелось бы предостеречь уже теперь со всей возможной категоричностью.

Подлинный источник истинно научной постановки вопросов и научного мышления совершенно иной: мы испытываем давление необходимости, вынуждающей нас познавать действительность в ее взаимосвязях.