Но у нас нет шансов достичь своей цели, если мы не сформулируем проблему в общем виде и не сделаем ее, таким образом, доступной для теоретического исследования. Не приверженность доктринам и удовольствие, получаемое от спекулятивного мышления, а одно лишь стремление обогатиться научным опытом побуждает к общетеоретической постановке вопросов. Если в этой области вообще возможен "научный опыт", а не один лишь совершенно иначе структурированный и недостаточный "повседневный опыт", то только при том условии, что окажется возможным общетеоретическое рассмотрение проблем.

Однако, говоря так, мы тем самым вплотную сталкиваемся с большой антиномией. Прорыв к экономической действительности — таково основное требование, которое должно быть предъявлено национальной экономии.

Однако сомнительно, чтобы это требование — при всей его справедливости и необходимости — вообще могло быть выполнено. Ученый-экономист совершенно справедливо усматривает в повседневной хозяйственной практике лишь часть исторически неповторимой ситуации — иначе он просто проявил бы себя человеком, оторванным от реальности. Но он справедливо рассматривает ее еще и как общетеоретическую проблему — иначе реальность в ее взаимосвязях прост с ускользнула бы от его взора.

Однако каким образом экономист может объединить оба очерченных подхода?