В период каждой депрессии публицисты и иные идеологи всякий раз, чтобы убедить общественное мнение в необходимости планомерного ограничения производства, вспоминают старый, давно опровергнутый наукой трюизм, согласно которому в мире (или же в той или иной отдельной стране) слишком много всего производится, Случается, однако, и противоположное — идеологии определенных групп усваиваются наукой. Так, например, было с теорией платежного баланса, подхваченной многими немецкими экономистами в период краха марки после 1919 г. Они тогда не сумели распознать, что объяснение обесценения марки ссылкой на пассивный платежный баланс исходило от предпринимательских кругов, которые были заинтересованы в дешевом и неограниченном кредите, а не в том, чтобы распространилось верное представление о подлинной причине краха марки — инфляции.

Романтические и мистические спекуляции нередко подпитываются сильной заинтересованностью властных групп.

Например, восхищение и преклонение Адама Мюллера перед традиционными формами хозяйствования совпало с интересами влиятельных земледельцев времен реформы Штайна—Гарденберга и обслуживало эти интересы.

Глубокомыслие и идеологии, выражающие известные интересы, зачастую неотделимы друг от друга.

Идеологии литераторов, будучи продуктом "свободного парения духа", создают "дымовую завесу", под прикрытием которой легче распространяются идеологии и притязания экономических групп.