От этой проблемы невозможно отделаться, она важна. И если до XVIII в. она еще отчетливо не осознавалась, то это ничего не говорит о ее значимости. Как же она выглядит на конкретном примере?

Сегодня я съел некоторое количество хлеба, мяса и овощей, протопил печку и на несколько часов включал в комнате электрическое освещение.

Часть своих сегодняшних потребностей я тем самым удовлетворил. От удовлетворения других потребностей я вынужден был отказаться, потому что у меня не было для этого средств. Так же обстояло дело и у других людей.

Почему этот огромный механизм общественного производства регулировался таким образом, что люди сегодня смогли удовлетворить одну часть своих потребностей в хлебе, мясе или других предметах потребления, а другую часть — не смогли? Или — если взглянуть на тот же вопрос с другой стороны — почему одно поле засевается пшеницей, тогда как другое — табаком, а третье — сахарной свеклой?

Почему угодья, причем одинакового качества, которые мы видим с борта самолета, поделены между различными культурами?

При виде этих угодий трудно отделаться от мысли, что земельные участки выделены под различные нужды вовсе не произвольно.

Чем определяются решения о том, как использовать землю?

Очевидно, это важный вопрос, ибо от его решения зависит снабжение населения хлебом, табаком, сахаром и другими предметами потребления.