Но обе они были теснейшим образом связаны, в том числе с точки зрения распределения трудовых ресурсов. Для работы на собственно монастырских землях предназначались принадлежащие монастырю работники (крепостные), которых, однако, не хватало.

Поэтому в высшей степени важны были повинности, которые выполнялись арендаторами, причем существовали самые разнообразные формы трудового договора. Свободные арендаторы подряжались помимо предоставления в оплату какой-то части производимой ими продукции уплачивать определенный денежный оброк, а кроме того, отработать сколькото дней в монастырском хозяйстве.

Иногда это были однадве недели в году, иногда же — один или два дня еженедельно в течение года. Несвободный арендатор обязан был, как правило, работать в монастырском хозяйстве неограниченно, по мере надобности, однако он не платил натурального оброка.

Иногда барщина была единственной повинностью несвободного арендатора; в таком случае он был всего лишь несвободным холопом и отличался от крепостного работника только тем, что имел свое домашнее хозяйство.