Следовательно, дефиниция является таким предложением, которое не только недоказуемо, но и не нуждается в доказательстве, ибо самоочевидно. Возможно, сказанное справедливо в отношении математических определений, но не подходит для правильно построенных определений в опытных науках.

Ибо их определения должны, как уже было показано в первой части, выражать результаты конкретных исследований, т. е. быть обоснованы предметным анализом. Если же определения в такой опытной науке, какой является национальная экономия, выносятся в ее начало, то они и впрямь становятся аксиомами, точнее — псевдоаксиомами. Ибо они претендуют на самоочевидность, на отсутствие необходимости в доказательстве, хотя в действительности не являются ни очевидными, ни доказанными.

Такие субъективные определения, выступая в качестве предпосылок, превращаются в дедуктивные умозаключения, и корректность последних маскирует то обстоятельство, что вследствие произвольного характера предпосылок вся цепочка рассуждений никуда не годится.