Другой пример: картели и картельная политика стали в Германии важным фактором хозяйственного процесса с конца прошлого столетия. Ученые пытались описать картели, отобразить их возникновение, судьбу, воздействие на них аутсайдеров и потребителей. Наука, следовательно, была занята описанием конкретных явлений.

Наряду с этим существует теория монополии, которая пытается исследовать общие зависимости.

Обе они — история и теория — развиваются параллельно, и лишь немногие экономисты стремятся их соединить. Но именно потому, что отсутствует такое взаимодействие, научное осмысление конкретных вопросов картелирования, как правило, оказывается неудовлетворительным. Ибо только сочетание исторического и теоретического подходов обеспечивает научное познание конкретных исходящих от картелей импульсов и факторов, которыми определяется картелирование, т. е. в целом реальных взаимосвязей в данной практической области.

Наряду с обоими приведенными выше примерами можно было бы напомнить и все те случаи и вопросы, которые были рассмотрены на, ми в первой части и из которых следует: познание хозяйственной повседневности невозможно, если исторический взгляд и теоретическое мышление не сливаются воедино.

Без сочетания одного и другого нельзя ответить даже на самый очевидный вопрос, например о том, почему на данном поле возделывают пшеницу.