Достаточно вспомнить о судьбе немецкой "исторической школы" между 1870 и 1930 гг., школы, возникшей из вполне оправданного стремления к энергичному проникновению в хитросплетения экономической действительности, а на деле воспитавшей поколения экономистов, в отношении которых сетования по поводу их отчужденности от действительности обладают во всяком случае гораздо большей справедливостью, чем в отношении классиков. Это вовсе не случайно. Отнюдь не i плохое следование эмпиристскому кредо привело к крушению данной школы; эмпиризм вообще не может познать действительность.

Отчего? Во-первых, хозяйственную действительность, как и весь вообще реальный мир, в состоянии познать лишь тот, кто задает вопросы. Сбор материала и наблюдение фактов могут осуществляться осмысленно только при условии, что сначала сформулированы определенные проблемы.

Историк, изучающий, к примеру, германскую историю времен Бисмарка, должен постепенно продвигаться вперед, задавая себе вопросы, периодически ставя новые проблемы.

Накопление материала само по себе имеет весьма мало смысла и не позволяет прояснить мотивы действующих лиц и взаимосвязь исторических событий.