В этом выражаются не просто эстетические побуждения, свойственные нашей природе. Наука не хочет и не может быть полем архитектонической игры. Систематика, которая подобает науке, конечно, подлинной и правильной науке, не изобретается нами, она заключена в самих вещах, где мы ее просто обнаруживаем, открываем.

Наука хочет быть средством завоевания для нашего знания царства истины, причем в максимально возможном объеме. Однако царство истины — это вовсе не неупорядоченный хаос, в нем господствует единство, присущее закономерности". Поскольку каждое домашнее хозяйство и каждая производственная единица представляют собой звенья всеобщего порядка, а каждое хозяйственное действие есть частица совокупного процесса, необходимо понять совокупный порядок и совокупный процесс в их взаимосвязи.

Мы не переносим систематику на факты, а находим ее в них. Поскольку экономический процесс, как постоянно отмечалось и в этой работе, представляет собой целое, состоящее из взаимозависимых элементов, национальная экономия также должна предложить целое, состоящее из взаимозависимых результатов процесса познания. Она делает это, развертывая "морфологическую систему" и "систематическую теорию".

Общей взаимосвязи вещей — структуре их порядка и взаимосвязям, существующим в ходе процесса, должна соответствовать взаимосвязь элементов научной системы.