Вся третья часть представляет собой некое единство и может быть понята — впрочем, как и вся книга — только целиком. Возможно, некоторые читатели нуждаются в известных точках опоры, дабы постоянно удерживать это единство в своем восприятии.

Я бы советовал с этой целью обращаться к началу каждой из глав, в особенности четвертой.

Вероятно, нам можно было бы возразить, что стремление оперировать простыми явлениями плохо сочетается с использованием таких сложных понятий, как "крестьянский двор", "домашнее хозяйство", "сапожная мастерская" и т. д. Элементарные факты сознания гораздо проще, и лишь благодаря большой и сложной работе сознания возникают понятия вроде крестьянского двора, домашнего хозяйства и т. п. В данной связи необходимо отметить следующие две вещи. Во-первых, подобное возражение недопустимым образом смешивает различные уровни научного исследования.

Вопрос о том,, откуда вообще возникает опыт и как образуются понятия, не касается отдельной частной науки.

Это — дело философов.

Частная наука исходит из повседневного опыта и пытается на его основе прийти к опыту научному с его объективно значимыми суждениями.