Но тем самым способность теории к обобщениям не принесена в жертву отдельным наблюдениям за хозяйственной практикой.

Напротив, эта способность классической и неоклассической теорий наталкивалась на границы именно потому, что она сплошь и рядом закрывала глаза на властные отношения.

Теория хозяйственного порядка Ойкена преодолела эту границу и поэтому имеет более универсальный характер, чем неоклассическая экономическая теория.

Однако Ойкен сделал еще один существенный шаг: в отличие от неоклассической политэкономии, рассматривавшей хозяйство как замкнутый мир, он анализировал взаимозависимости между хозяйственным и правовым порядками и политической системой.

Хозяйственный порядок понимался им лишь как часть совокупного общественного порядка. Вывод Ойкена о том, что централизованно-административное хозяйство несовместимо с демократическим правовым государством, вошел сегодня в учебники.

Но другой не вполне приятный вывод из теории взаимозависимости порядков сегодня нередко вытесняется, а именно вывод о том, что доминирующим типом хозяйственного порядка в богатых промышленно развитых странах является не результативная конкуренция, а во все возрастающей мере регулирование хозяйства властными группами.