Был поставлен вопрос, как "чистые формы" или "идеальные типы" соотносятся с "моделями". Теперь уже ясно: чистые формы, которые наука методом выделяющей абстракции выводит из реальной экономики, используются в качестве моделей, с помощью которых делаются теоретические выводы. Например, в современной экономике и в экономике прошлого встречается "монополия предложения".

Эту чистую форму, часто сливающуюся с другими формами, мы выделяем как идеальный тип и используем в качестве модели, т. е. как точно определенное сочетание условий, применительно к которому теория монополии предложения делает вывод, какими будут цена и объем предложения. Следовательно, правильно выработанные модели являются не "сконструированными моделями", как их называли, а как раз наоборот.

Если модели просто "устанавливаются", т. е. конструируются a priori, как это много раз происходило и происходит в отношении рыночных форм, то можно, конечно, сконструировать сколько угодно моделей.

Но их ценность для процесса познания невелика, а выработанные на их основе теоретические положения неприменимы.

Подобные модели являются игрой разума.

Они напоминают шахматы.