Те, кто придерживается подобного мнения, также упускают из виду, что в реальной экономике дело всегда зависит от хозяйственного плана.

Если предложение или спрос отдельного участника по сравнению с величиной рынка столь малы, что он не учитывает их влияние на цену своих планах и действиях, то конкуренция налицо; это может иметь место при 50, 100 или любом другом числе продавцов либо покупателей.

Здесь мы должны прервать анализ типов предложения и спроса и поставить важный вопрос: возможно ли ясно и четко отделить друг от друга монополию и конкуренцию?

Вопрос важен потому, что при ответе на него мы должны совершенно точно, более точно, нежели до сих пор, определить, чем собственно являются монополия и конкуренция. Это необходимо, потому что лишь немногие разбираются в этом действительно важном вопросе.

До сих пор мы считали, что при конкуренции цена для отдельного хозяйства является заданным параметром, который является одним из факторов, определяющих реализацию плана и действия отдельного продавца или покупателя; при монополии же на это место в венке данных отдельного хозяйства вторгается ожидаемая реакция рыночного контрагента, и цена не является исходным параметром для плана, а, напротив, вытекает из хозяйственного плана монополиста, будучи, следовательно, для него практической проблемой.