Классиков упрекали в том, что они рассматривали хозяйство натурального обмена как нормальную форму хозяйствования и полагали, будто с помощью этого анализа решаются все вопросы, в том, что они придавали деньгам только роль сателлита и не осознавали, что в денежном хозяйстве деньги являются чрезвычайно активным фактором.

От частого повторения этот упрек стал звучать примитивно и просто неверно. Даже Сэй и Джеймс Милль к своей теореме о невозможности всеобщего перепроизводства добавляли замечание, что изменения в денежном обороте могут вызвать всеобщие убытки от продаж.

Однако дальше в этом направлении они не продвинулись. Другие, как, например, Юм или Рикардо, точно знали, что деньги — это не просто вуаль, прикрывающая реальные процессы товарного мира, и поэтому сознавали, что экономический процесс в денежном хозяйстве не может быть объяснен простым переносом результатов анализа хозяйства натурального обмена.

Третьи же, как, например, поздние теоретики денежной школы, чрезвычайно энергично подчеркивали влияние изменений денежной массы на общий ход развития менового хозяйства, описывая это влияние во всех подробностях.