С формально-математической точки зрения монополия есть предельный случай конкуренции и, наоборот, конкуренция есть предельный случай монополии. В экономической же действительности монополия есть нечто совсем иное, чем конкуренция.

Но национальная экономия не может точно определить это жизненно важное различие, если она поглощена вопросом об однородности или недостаточной однородности товаров, предлагаемых самостоятельными продавцами. Начиная с известной статьи Сраффы, опубликованной в 1926 г., исследователи чрезмерно увлеклись этим направлением.

Само собой разумеется, изделия отдельных продавцов в большинстве случаев не идентичны. Если считать, что конкуренция предполагает полную однородность товаров, это означает, что конкуренция вряд ли существует. Этот вывод автоматически следует из выбранного ложного критерия и ровным счетом ничего не означает.

Отправной точкой для научных определений конкуренции и монополии должна быть сердцевина конкретного хозяйства, а именно хозяйственные планы и их исходные данные. Только тогда эти определения будут удовлетворять экономическим реалиям.

Ни конкуренция, ни монополия не являются нереальными предельными случаями.