Чего мы хотели достичь с помощью этой морфологической системы? Отдельные формы, из которых она состоит, — это не слепки с конкретной действительности, хотя они и возникли из пристального наблюдения за ней. Эти формы не фотографии, не художественные полотна и не должны ими быть.

Они не являются специфичными для определенной исторической среды. Но мы показали, что на их основе, поскольку они представляют собой простые и ясные наборы хозяйственных условий, мы можем прийти к теоретическим выводам, т. е. общим положениям, относительно необходимой взаимосвязи условий. Тем самым мы сделали еще один важный шаг в нашем анализе66 66а.

Теперь перед нами стоит последний вопрос: как помогает наш морфологический аппарат идеально-типических хозяйственных систем и их разновидностей (I), а также абстрактные теоретические положения (И) познанию конкретной экономической действительности? Удается ли таким способом в противоположность многочисленным подвергавшимся нами критике методам научно осмыслить экономическую реальность?

Короче говоря, оправдает ли себя избранный нами путь?