Об этом случае государственно-правового установления цены речь пойдет позже. Продавец или покупатель ориентируется на цену анонимного рынка — не определенного "великана", с которым он конкурирует, не своего поставщика или властей, а именно рынка, подобно немецкому крестьянину в 1910е годы, продававшему рожь или свиней; трикотажному фабриканту того же времени; домашним хозяйствам, покупавшим фрукты, овощи и другие потребительские товары.

Продавец поступает так только в том случае, если его предложение составляет столь малую часть совокупного предложения на рынке, что он может не обращать внимания на реакцию, вызываемую его действиями.

Крестьянин, который в 1910 г. собрал около 200 т картофеля, считал цену, которую он мог получить вскоре после уборки урожая (3 рейхсмарки за тонну), данным фактом, который не зависел от того, продал ли он свои запасы полностью, частично или совсем не продал.

Может быть, он рассчитывал на то, что в январе или феврале следующего года цена повысится на несколько пфеннигов.

Но и это повышение он не связывал со своими действиями.

Цена была для него заданной величиной, хотя своим предложением он оказывал на цены небольшое, но реальное влияние.

Аналогичной является ситуация со сдачей комнаты, о которой мы говорили выше, или с покупателем хлеба, который покупает хлеб, конкурируя с десятками тысяч других потребителей.