Многие новейшие исследователи склонны давать отрицательный ответ на вопрос, следует ли жестко отделять монополию и конкуренцию друг от друга. Продукты каждого отдельного поставщика, утверждают они, как правило, имеют свои характерные особенности для покупателей.

Они в большинстве случаев "неоднородны" либо потому, что товары отдельных продавцов или сами продавцы действительно обладают спецификой, либо потому, что такая специфика существует в представлении покупателей. Но если товар неоднороден, значит, отсутствует и действительная конкуренция. Следовательно, наука должна рассматривать товары, предлагаемые каждым отдельным предприятием, как товары особого рода.

Каждый отдельный производитель обладает "монополией" на свои изделия. Каждый торговец, крестьянин и ремесленник продает свои товары как монополист. Рынки, на которых якобы господствует "конкуренция", на самом деле, как правило, распадаются и образуют "сеть сочлененных рынков" (Чемберлин), где каждый продавец занимает своего рода монопольное положение.

Но если большое число "монополистов" продают свои продукты на совершенном рынке, то возникает состояние, которое можно было бы назвать "конкуренцией", но следует считать "предельным случаем" монополии. Таким образом, отталкиваясь от монополии, можно объяснить многообразие экономического мира, и анализ монополии "поглощает анализ конкуренции" (Дж.

Робинсон).