Таким образом, познание экономической реальности с самого начала зашло бы в тупик.

Но теперь, после того, как мы выявили виды хозяйственных систем, форм рынка, основных форм денежной экономики и денежных систем, ситуация изменилась: ведь морфология дает нам не что иное, как элементарные формы порядка.

И вывели мы эти формальные элементы не из пустых размышлений, не из "идеи экономики", как пытался сделать Зомбарт, — в таких случаях открывается широкий простор для субъективизма и произвола наблюдателя.

Они возникли из пристального наблюдения за конкретной исторической действительностью, в результате анализа конкретных хозяйственных планов и их претворения в жизнь. Эти типы являются одновременно "первичными формами", следы которых обнаруживаются в экономической реальности.

Только после выявления этих формообразующих элементов в процессе их "применения" мы можем познать данный конкретный хозяйственный порядок.

Как нам удается сделать это, можно показать на примере из новейшего времени, а именно на примере германского хозяйственного порядка в 1940 г. Где бы мы ни пытались проникнуть в него, всюду обнаруживаем, что в нем слились воедино элементы централизованно управляемого и менового хозяйства.