Предприниматели становятся для этих инстанций исполнителями, хотя и имеющими еще некоторую, очень ограниченную самостоятельность в сфере планирования и несущими бремя риска в духе менового хозяйства. В 1930 г. картели были союзами самостоятельных предприятий с целью исключения конкуренции, т. е. явлениями менового хозяйства; в 1940 г. они являются главным образом инструментом централизованно-административного хозяйства.

В рамках другого хозяйственного порядка они означают нечто иное, хотя при этом их изначальное предназначение еще сохраняет свою силу.

И если банки в 1940 г. играют значительно меньшую роль в регулировании хозяйственного процесса, чем в 1930 г., то это отчасти объясняется тем фактом, что размер и направление инвестиций зависят от центральных управляющих инстанций, а не от предпринимателей, отчасти же тем, что предприятия сверхликвидны и мало нуждаются в банковском кредите, что в свою очередь связано с замораживанием цен и рационированием.

Мы знаем, как меняются функции денег с усилением элементов централизованно управляемого хозяйства; этот процесс смены функций весьма отчетливо проявился еще до 1940 г. Отдельное явление и его изменение становятся понятными, ели в полном соответствии с действительностью рассматривать их как часть общего порядка.