Только так можно действительно понять и борьбу за власть, которая может представлять собой совершенно разные вещи в зависимости от того, борются ли между собой отдельные крупные продавцы или монополист предложения противостоит монополисту спроса; имеется ли в виду немецкий хозяйственный порядок 1939 г., где властные позиции центральных административных органов были направлены против частных властных групп картельного типа и против крупных фирм, занимающих положение частичных монополистов, или же речь идет о многообразии борьбы за власть в рамках мирового хозяйства, например на рынке нефти, азота или электрических лампочек. При этом, однако, мы обнаруживаем не только изобилие изменяющихся явлений.

В многообразии прежних и нынешних властных позиций, а также в хаотической борьбе за экономическую власть мы открываем повторение тех же самых форм порядка и однородных взаимосвязей явлений.

Чем глубже проникает анализ отдельного факта, тем отчетливее проявляется единство феномена экономической власти.

Экономические властные позиции и борьба за власть, ситуации хозяйственной зависимости и хозяйственной несвободы во всем их многообразии показывают все ту же особым образом выраженную "инвариантность общего стиля", которую мы уже находили при построении порядков и в повседневных хозяйственных процессах.