Так было в военных хозяйственных порядках XX в., в сегодняшней России и в Германии после 1933 г. При этом картели, концерны и прочие властные структуры получили дальнейшее распространение, однако они, как показано выше, в рамках иного хозяйственного порядка изменили свой характер и превратились в инструменты в руках центральной администрации.

Планы потребителей имели тем меньшее влияние на хозяйственный процесс, чем более тотальный характер приобретало централизованно-административное хозяйство. Рационирование и система распределения превращают планы потребителей в ничто.

С укреплением централизованно-административного хозяйства рынки исчезают или уходят на самый задний план. Роль потребителя становится еще менее значительной, чем она была на предыдущей стадии.

Но предприятия и банки также теряют свою главную роль в той мере, в какой государственные органы регулируют хозяйственный процесс с помощью конфискаций, разрешений и указаний.

Перемещение центра тяжести с потребителей объясняется, таким образом, изменениями хозяйственных порядков, которые ни в коей мере не были обусловлены чисто экономическими факторами и поэтому не могут быть объяснены динамическими экономическими теориями.

Теоретические положения, относящиеся к регулированию хозяйственного процесса посредством полной конкуренции, тем меньше годятся для объяснения конъюнктуры, чем более эта форма хозяйственного порядка вытеснена из реальной действительности.