Но может быть, в рамках полной конкуренции могли возникнуть более сильные властные позиции и вследствие того, что отдельный субъект располагал относительно большим состоянием?

Крупная промышленная или сельскохозяйственная производственная единица, как известно по опыту, часто располагает по отношению к своим клиентам или рабочим большей властью, чем мелкая.

Не следует ли отсюда, что власть отдельного производства в меновом хозяйстве основывается не только на его рыночном положении, но и на его величине?

На этот вопрос следует ответить отрицательно. Например, крупная сельскохозяйственная производственная единица, которая продает зерно или скот в условиях конкуренции, не располагает сколь-нибудь существенной экономической властью.

Она имеет ее только тоща, когда вследствие своей величины частично или полностью господствует на определенных рынках, следовательно, коща она уже находится не в условиях конкуренции, а в другой рыночной форме.