Если одновременно подумать о том, что конкретные экономические параметры обусловливаются не только политикой, но и другими историческими фактами, например ростом населения (достаточно вспомнить хотя бы о различиях в росте населения между Германией и Францией за последние полстолетия), то можно сделать следующий вывод: любое движение конъюнктуры, т. е. любое изменение хозяйственной повседневности, является индивидуальным; оно представляет собой "уникальный исторический эпизод, который в важных чертах отклоняется от всех прочих и никогда не повторяется" (У. К. Митчелл). Любое состояние конъюнктуры — будь то в Германии между 1926 и 1933 гг., между 1903 и 1907 гг. или еще где-либо и когда-либо, каждый подъем и каждая депрессия должны рассматриваться в соответствующее время и в соответствующей стране.

Движение конъюнктуры не одинаково по форме. Нормального цикла конъюнктуры не существует.

Отсюда следует, что "динамические теории", или "теории конъюнктуры", делающие универсальные заключения о якобы регулярно повторяющихся сдвигах в хозяйственной жизни, должны потерпеть фиаско.

Успех "динамических теорий" был бы более вероятен, если бы индустриализация была автоматическим процессом, который, однажды начавшись, должен принять определенное течение подобно тому, как протекает химический процесс после смешивания определенных химических веществ.