Но как бы ни были велики эти различия, сильное стремление к доходу владело всеми этими торговцами и купцами-мануфактуристами.

Разумеется, далеко не всегда оно было таким безоглядным и циничным, как у торговца тканями и патриция из Фландрии Йехана Бойне Броке, ужасающий портрет которого создал Эспинас.

Однако стремление к доходу было постоянным мотивом этих торговцев. В деятельности средневекового купечества ярко проявились мотивы, совершенно чуждые идее пропитания.

Иной хозяйственный дух, безусловно, был распространен в среде ремесленников.

Здесь идея пропитания могла играть определенную роль.

Но при этом потребности вовсе не были фиксированы.

В борьбе с купцамираздатчиками ремесленники требовали как минимум оплаты, обеспечивающей обычный уровень питания, но одновременно они боролись за улучшение питания.

Этой борьбой наполнена история большинства городов. "Mutatis mutandis цехового ремесленника можно сравнить с организованным европейским работником последних столетий" (Гуннар Миквитц).

Итак, в кругу ремесленников, которые, как правило, не относились к руководящему слою, также не обнаруживается то, что было названо принципом удовлетворения потребностей, а идея пропитания представляла собой нечто иное, чем то, что имело в виду старое поколение историков.