Во-вторых, существенно то, что индивидуальный монополист ceteris paribus имеет более сильные позиции, чем коллективный монополист, чья власть часто ослабляется внутренними противоречиями. В-третьих, на рынках, закрытых с обеих сторон или с одной стороны, властные позиции образуются значительно легче, чем на открытых рынках.

В-четвертых, сила власти различна в зависимости от значимости рынка. Властные позиции пшеничной монополии в стране, где народ привык есть пшеничный хлеб, гораздо сильнее, чем власть монополиста — продавца шелковых тканей в той же стране.

Приведем несколько исторических примеров.

На рубеже XIII— XIV вв. крепко сплоченные купцы и мореплаватели Любека и так называемых лужицких балтийских городов поняли, что им необходимо добиться господствующих экономических позиций в Норвегии.

Ганзейское представительство в Бергене имело первоклассную властную позицию.

Она опиралась на то, что все судоходное сообщение с Норвегией было сосредоточено в руках любекцев и их друзей.

Бергенская контора была монополистом предложения ввозимого в Норвегию зерна, муки и пива, а также монополистом спроса на треску и другую рыбу, которая в вяленом виде продавалась ею же с позиций частичной монополии во всей Европе.