Однако новая картина средневекового хозяйства, показывающая нам глубокое межрегиональное разделение труда, центральное положение купцов, торговавших с другими странами, многообразие высокоразвитых форм торговли и кредита, позволяет выяснить, какой дух определял на самом деле хозяйственную деятельность людей средневековья.

Выясняется, что дух этот был весьма неоднороден.

Прежде всего в тот период существовал купецраздатчик, торговавший с дальними регионами и странами. Им владел чрезвычайно сильный инстинкт дохода. Но не такой, "что все свое желание дохода, всю свою алчность купцы стремились реализовать вне всякой связи с производством благ, их транспортировкой, а какой-то мере и с торговлей благами" (Зомбарт).

Совсем наоборот, Купцы Кельна, Любека, Нюрнберга, Брюгге, Венеции и многих других крупных городов были настоящими хозяйственными организаторами в период высокого и позднего средневековья. Их дерзкий предпринимательский дух, основанный на стремлении к доходу и власти, создавал и поддерживал крупное европейское хозяйство того времени.

Конечно, имелось много различий в деталях даже в одном и том же городе. Любекские торговцы и патриции конца XV в. обладали несравнимо большей смелостью й энергией, чем их предшественники в начале XIV в. Такие различия в хозяйственном духе господствующего слоя имелись в то время и между городами, например между Брюгге и Антверпеном около 1500 г.