Перед тем как пойти по пути, логическим концом которого является Самуэльсонов постулат соответствия (consistency), и начать доказывать, что полезность—это неприемлемое и ненужное понятие, Фишер с непревзойденной простотой и блистательностью дополнил теорию измерения этого несуществующего и ненужного явления, определив единицы его измерения («ютили») при условии, что полезность любого или хотя бы одного товара зависит от его количества и не зависит от количества других товаров. Возможно, это условие неприемлемо. Не всегда—еще в первой части книги —и так и не впустил ее обратно, хотя так же, как и Парето, он осознал, что проблема измерения полезности существует также и в рамках логики выбора, или, другими словами, что кардинальная полезность и психологическая полезность не так близко связаны, как до сих пор считает большинство экономистов.

Мы можем желать измерить температуру воздуха без того, чтобы желать—или иметь возможность—испытать чувство жары или холода.

Я в курсе того, что сейчас сама эта идея считается сомнительной и никто ею не интересуется.