Успех «Общей теории» был мгновенным и, как мы знаем, длительным.

Неблагоприятные отзывы, которых книга получила множество, только способствовали ее популярности.

После ее выхода сформировалась кейнсианская школа, не в том широком смысле слова, в котором историки говорят о французской, немецкой или итальянской школе экономической мысли, но настоящая школа: социологическая единица, группа, провозгласившая верность одному мастеру и одной доктрине, со своим кругом участников, своими пропагандистами, своими девизами, своими эзотерической и популярной доктринами. Но и это еще не все.

Помимо ортодоксальных последователей у теории Кейнса появилось множество сочувствующих, а помимо них—огромное количество людей, которые в той или иной форме, охотно или не очень, впитали чтото от духа или от элементов Кейнсовой доктрины.

Во всей истории экономической науки лишь два учения имели такой же успех—физиократия и марксизм.