Читателю известно, что Фишер рассказал об этом в своем непревзойденном педагогическом шедевре — исследовании «Измерение предельной полезности». Метод самих измерений, возможно, статистически неудовлетворителен. Но он идеально иллюстрирует идею Фишера, и не только это: он показывает возможность ослабления условия независимости, возмождостатки метода Фишера, возможно, столь же многочисленны, как недостатки лучшего из кораблей Колумба по сравнению с современным лайнером.

Однако же этот метод был одним из величайших достижений зарождающейся эконометрики. Я надеюсь, что читатели журнала Econometrica знакомы с теми исследованиями, которые связаны с именем Фриша. Но мне не дает покоя другой вопрос: как получилось, что человек, написавший вторую часть «Математических исследований», счел измерение предельной полезности достойной целью для эконометрического исследования?

Неужели он выставил это понятие через дверь—а именно это он и сделал в вышеупомянутой второй части — только для того, чтобы впустить его обратно через окно?