После того как новое издание «Принципов» было завершено, в жизни Тауссига появилась пустота, которую он постоянно стремился и не мог заполнить. Он был не способен отдыхать в праздности. Он до конца чувствовал, что еще многое должен сделать, и был прав.

Его последнее слово было бы бесценным.

Однако чем дальше, тем меньше он мог работать, и из его непрестанных усилий не вышло ничего, кроме рассказа о жизни его отца, который мы цитировали в начале статьи. Тауссиг был одним из тех людей, которые умирают на работе и для кого слова «ныне отпущаеши» (nunc dimittis) звучат бессмысленно.

До самого конца жизни Тауссиг на удивление мало страдал от тех неудобств, которые приносит старость. Он сохранил прекрасное зрение, прекрасный слух, возраст не повлиял на его способность ходить и плавать.

Его не заботили никакие личные проблемы, он был счастлив в кругу своей семьи, которая в последний раз собралась вокруг него в Котуите летом 1940 года.

В обычное время, в начале учебного года, Тауссиг вернулся в Кембридж.

Там с ним произошел припадок, после которого он более недели оставался без сознания.

Так и не придя в себя, он умер мирно и безболезненно 11 ноября 1940 года.