«Исследования», «Повышение ценности и процент», «Природа капитала и дохода», «Теория процента», «Покупательная сила денег», «Экономические подъемы и кризисы» являются колоннами и арками так никогда и не построенного храма. Они принадлежат к величественному строению, которое архитектор так никогда и не явил миру в его целостности.

От Кантильона до Адама Смита, Джона Стюарта Милля и Маршалла ведущие экономические мыслители производили впечатление на современников и потомков при помощи систематизированных трактатов. Фишер так и не изложил свои мысли в подобной форме.

У вечно занятого крестоносца не было на это времени, однако это был единственный возможный способ обратить американских коллегэкономистов в его веру.

Он не оставил собственной школы. У него было много учеников, но не было последователей. В своих крестовых походах он объединял силы со многими группами и отдельными людьми.

В своих научных изысканиях он был почти одинок.

Ему пришлось обходиться без всех тех преимуществ, которые дает ученому школа—защищающая, интерпретирующая и развивающая каждое слово своего лидера.

Существуют рикардианцы, маршаллианцы и кейнсианцы, но нет фишерианцев.