Они использовали похожие методы и продвигались в одном направлении.

Наконец, каждый из них создал доктрину, величие которой подтверждается лучше всего тем фактом, что никакая критика, вне зависимости от ее справедливости в отношении отдельных аспектов теории, не способна преуменьшить ее значение в целом.

Однако первая реакция научного сообщества на «Позитивную теорию» оказалась слабее, чем на критическую часть. Понадобилось время, чтобы «Позитивная теория» пустила корни на почве экономической мысли. Это отчасти объясняется характером самой работы. «Позитивная теория» Бём-Баверка —организм такой мощности, что понять его внутренний механизм можно было только путем длительного изучения.

Более того, человеку, чуждому теоретическим рассуждениям, вообще не под силу было проникнуть в ее суть, и даже специалистутеоретику, особенно в 1889 году, приходилось пробиваться через целый мир совершенно новых идей.

Разумеется, «Позитивная теория» вначале оказалась совершенно неприступной.

Даже сегодня многие последователи Бём-Баверка считают, что она уступает другим его работам, особенно «Истории и критике»; такой вердикт часто основывается на второстепенных деталях.

Как бы то ни было, хотя значение «Позитивной теории» еще слишком многими недооценено, эта работа признана классической, пройти мимо нее не может ни один ученый, намеренный заниматься теоретической работой.