Чем еще являются его «повторяющиеся приспособления цен», к которым он возвращался снова и снова, как не несовершенными движениями экономической системы в направлении состояния равновесия?

Если он не был в состоянии пользоваться инструментом теории равновесия, то создатели теории равновесия (точнее, их преемники) не могли пользоваться установленными им фактами. Теперь обратимся к самой сути его работы. Первое, что поражает читателя, —впечатляющее единство концепции.

Возможно, счастливым совпадением было то, что Лафлин предложил ему историю с гринбеками (бумажные деньги времен гражданской войны, стоимость которых, по мнению Митчелла, колебалась в зависимости от действий правительства, а не от их количества в обращении. — Прим. перев. ) как тему для докторской диссертации. Своенравный кандидат принял предложение, ставшее стартовой точкой его исследований; думается, однако, что Митчелл нашел бы свой путь к цели вне зависимости от выбранной стартовой точки. Сама по себе история с выпуском гринбеков стала в руках Митчелла лишь подходом к изучению экономических процессов—того, как экономика реагировала на финансовую политику военного времени.

И, в общем-то, не очень важно то, что, следуя учению Лафлина, он невысоко оценивал количественную теорию денег, которую вскоре ему довелось модифицировать.