И этот метод, и отобранный им учебный материал были идеально приспособлены для преподавания экономической науки в том виде, в котором он ее застал и в каком помогал ее формировать. Тауссиг одним из первых осознал, что экономическая теория как теоретическая часть любой другой науки — это не хранилище рецептов и не философия, но инструмент для анализа экономических событий реальной жизни.

Поэтому задача преподавателя состоит в том, чтобы привить ученикам особый способ смотреть на факты; образ мышления, искусство формулировать вопросы, в контексте которых нужно рассматривать эти факты. Но научиться понимать инструмент недостаточно, ученик должен научиться им пользоваться. Чтобы этого добиться, Тауссиг использовал метод, который любовно называл сократическим.

В конце каждого урока он начинал дискуссию на тему какой-то конкретной проблемы, с редким мастерством направляя ее так, чтобы она была интересной, и позволял своим студентам найти истину в споре, руководя процессом с той добродушной твердостью, в которой ему нет и не будет равных.

Однажды, возвращаясь домой после занятий, он сказал другу: «Сегодня я не доволен своей работой.