Немногие из его коллег последовали за ним по этим трудным путям, и обширная дискуссия вокруг его трудов настолько сосредоточилась на первых стадиях его исследования, что богатые результаты, в отсутствии которых оппоненты теории предельной полезности всегда ее упрекали (по сравнению, например, с марксистской системой), до сих пор недоступны широкой публике.

Мало кто осознал величие его вклада именно в данной области.

Однако фундаментальная идея удивительно проста. Введение в анализ фактора длительности производственного периода обусловлено его связью с величиной фонда средств существования—некоторое время назад мы приняли эту связь за данность.

Эта величина определяется, когда мы осознаем, что фонд средств существования, предлагаемый капиталистами, просто равняется совокупному запасу экономического богатства, за исключением, конечно, услуг труда и земли и той небольшой величины, которая потребляется в экономике в виде непроизводительных потерь в случае чрезвычайных ситуаций и т. д. Этот запас всегда имеет определенную величину в отличие от прежнего «фонда заработной платы», которую можно объяснить независимо от теории капиталообразования и рассматривать в качестве одной из данных в теории распределения.